Кто поможет, если человек остался без дома
16 Января 2018
"Мы продолжили то, с чего Елизавета Петровна начинала: занялись уличной медициной"
Одна из первых помощниц Елизаветы Глинки Алания Журкина сейчас возглавляет благотворительный фонд «Дом друзей». Говорит, что вынуждены были зарегистрироваться как некоммерческая организация, потому что объём работ превысил тот, который можно делать группой товарищей в рамках частной инициативы.

«Мы продолжили то, с чего Елизавета Петровна начинала: занялись уличной медициной», – объясняет А. Журкина. Добровольцы выходят на улицу и оказывают первую помощь тем, кто в ней нуждается. Им неважно, кто перед ними: бродяга, живущий на улице, или бабуля из соседнего дома, или прохожий ­мигрант.

Бывают ситуации, когда человек абсолютно потерян, не знает, куда деваться, чтобы выжить. Для таких у продолжателей дела Глинки оборудованы двести точек обогрева. Они могут принять тысячу человек. Так помогают пережить зиму оказавшимся без крова в Москве.
Другой продолжатель дела Доктора Лизы врач первой подстанции Скорой помощи города Москвы реаниматолог­анестезиолог высшей категории Сергей Сеньчуков (иеромонах Феодорит) заостряет внимание на больных, чей диагноз – редкое заболевание. Любое редкое. Таких страдальцев просто мало физически. А потому они выпадают из внимания крупных благотворительных фондов, которые могут организовать сто коек для пациентов­сердечников, а одну­единственную для больного, которого может спасти, например, только трансплантация лёгких, содержать для них проблематично. Такие пациенты должны жить в шаговой доступности от больницы, способной эту трансплантацию провести. Чтобы за два часа оказаться на операционном столе, если появится подходящий донор. Некоторые в ожидании его вынуждены жить в Москве годами. Вот им и помогают обустроить быт последователи доктора Лизы. Большой фонд (например, фонд помощи больным муковисцидозом «Кислород») не может помочь этим людям, потому что у него другая специализация. При этом разовую помощь, возможно, окажет: купит аппарат, лекарств на месяц, проведёт бесплатное исследование. Но никто не будет им оплачивать съёмную комнату, телефон, покупать еду… Они ждут операции, опираясь на свою копеечную пенсию. Иногда эти люди – глубокие инвалиды, то есть не всегда сами могут дойти до туалета. Значит, при них должен жить здоровый человек­помощник, которому некогда ходить на оплачиваемую работу, потому что уход за больным становится его работой.

За год без доктора Лизы социальный патруль госпитализировал с улиц Москвы и области полторы тысячи человек. Помощь в стационаре оказывают и тем, кто остался без документов. Зимой снимаются все ограничения соцприютов на приём заблудших в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Бездомных людей статистика делит на две категории: действительно люди без дома и люди, выбравшие этот путь дожития своего земного пути. Их называют идейными. Без дома чаще других остаются застрявшие в семейной ссоре. Они разрубают её уходом. При этом до́ма, готового их приютить, может не оказаться, кроме «Дома друзей» доктора Лизы.

Без дома оказываются детдомовцы. Чёрные риэлторы отбирают у них квартиры, данные государством, – и молодых людей поглощает улица. Впрочем, жертвой чёрных риэлторов может стать любой гражданин, решившийся на обмен или покупку жилья, продавший для этого единственное жильё, которое у него до этого было.

Без дома остаются люди, отбывшие срок в местах лишения свободы. Они выходят из заключения и обнаруживают, что ме́ста, бывшего их домом, больше нет, оно теперь чужой дом. Раньше всем им помогала только Церковь. Доктор Лиза и её сторонники сумели разгрузить приходы от бездомных прихожан.

Однако бездомных меньше не становится. Значит, требуется возрастание и числа волонтёров. Но волонтёры – люди свободные: сегодня пришли – завтра в их собственную семью пришла беда и помогать ближнему кончились время и силы. Волонтёры – это люди, от которых не требуется медицинской помощи, но очень нужна их бытовая включённость: привезти­отвезти в больницу, сменить постельное бельё, отдать старую зимнюю шапку.

Если вы столкнулись с бездомным на улице и понимаете, что он не просто сидит возле этой картонной коробки, но останется в ней ночевать, звоните 02. Потом в Скорую. Сотрудники этих служб осмотрят пациента (пациент – в переводе терпящий) и решат, сообщить ли о нём родственникам, которые в принципе есть, или позвонить волонтёрам от доктора Лизы. Телефоны служб, где бездомные под призором волонтёров могут поесть, помыться, переночевать, обогреться, есть в каждой московской Скорой. Если в Щёлковской и Фрязинской их нет, то самое время ими обзавестись.

Майя ИЛЬИНА,
корр. «Впрямь».